| Содержание номера 

Еще раз о кинжале кама.


Публикация «Кинжалы-кама начала XX столетия» (см. журнал «Клинок» №4, 2008 г.) вызвала оживленный обмен мнениями среди специалистов и просто любителей кавказского оружия как в Украине, так и за ее пределами. В частности был замечен ряд досадных пробелов в работе, претендующей на обзорность. Поэтому автор счел необходимым продолжить публикации на заинтересовавшую читателей тему.

Черкесские кинжалы

Несомненно, что наибольший интерес вызывают черкесские кинжалы, как таковые. Именно они приобрели наибольшую культурную известность в Европе. Однако в заданных временных рамках говорить о черкесских кинжалах затруднительно. Как уже упоминалось в предыдущей статье, ювелирное искусство адыгов едва дожило до начала ХХ ст.

Ныне широко известен «чаргас накыш» (черкесский рисунок) – «претворение мотивов орнамента адыгов сквозь призму художественного стиля Кубачи» (Е. Шиллинг). Следует напомнить, что кубачинцы (габечи, кумух, как их именовали кабардинцы и черкесы) уже в первой четверти XIX ст. были известны как поставщики холодного оружия и доспехов для черкесов. Вполне сформировавшийся орнамент «чаргас накыш» появляется в изделиях середины XIX ст. Расцвет данного стиля оправы приходится на последующую четверть века.

К началу XX ст. кабардинцы уже носили кинжалы, украшенные типично кубачинскими орнаментами «тута» и «мархарай». Как пример западнокавказских изделий этого периода интересен кинжал из собрания вице-президента ассоциации «Реликвия» при НАН Украины Юрия Леонидовича Покраса (см. также журнал «Клинок» №4, 2007 г.) Оружие выполнено в западнокавказском стиле с характерной отделкой крупной зернью и сканью. Работа владикавказская, на клинке имеются клеймо «Ибаурагим» и дата 1916 г.

В отличие от «чаргас накыш», как и прочих кубачинских «мелкорастительных» орнаментов, целиком заполняющих украшаемую поверхность, для оригинальных орнаментов кабардинцев (черкесов, адыге) было характерно членение поверхности тонкими линиями (обычно черни, реже зерни) на крупные участки различной формы, часто разделяемые незаполненным фоном.

Так создается первый слой орнамента – крупный, криволинейный или прямолинейный, часто включающий рогообразные фигуры. Второй слой создается заполнением фигур крупного орнамента мелким узором, чаще всего геометрическим, иногда – мелкими растительными формами.

Большая часть черкесских ювелирных работ была выполнена в технике гравировки, черни, чеканки. А. Миллер отмечал, что для адыгов характерно редкое применение зерни и отсутствие скани. (Что, наоборот, присутствует в поздних западно-кавказских изделиях и является их отличием, авт.). Неизвестный автор статьи «Кабардинский стиль» (газета «Красная Кабарда», 1923 г.) подчеркивал избегание глубокой работы резцом и считал характерным выведение чернью тонких линий по гладкому фону, что ценилось как особенное мастерство ювелира.

«В целом адыгейский рисунок крупномасштабен и редок, в нем остаются на долю фона значительные пустые поля, что не воспринималось как художественный недостаток. Эта черта является характерным признаком стиля, подчеркивает его лаконичность и монументальность. Этот стиль совершенно не похож на густую орнаментальную манеру искусства Дагестана и Ирана… У адыгеев само количество мотивов орнамента значительно ограниченнее. Среди них мы можем отметить следующие.

1. Трехлепестковую фигуру.

2. Фигуру парных завитков или рогов.

3. Фигуру подобную ромбу, целую или половинную.

4. Фигуру дискообразную и грушевидную.

5. Нечасто встречающееся изображение петуха (схожее с изображениями на «сасанидских» блюдах)

6. Ряд фигур более позднего происхождения и менее стилизованных: лепестки, листочки, цветы, звездочки».

Наиболее ранний черкесский кинжал, отделанный в таком стиле, известный автору, находится в собрании саксонских курфюрстов в Дрездене. Хранитель коллекции датирует это изделие расплывчато – восемнадцатым столетием.

В настоящее время найти в украинских собраниях оружие, отделанное в подобном стиле, весьма затруднительно, поэтому оно и имеет немалую ценность. В заголовок статьи вынесены примечательные кинжалы черкесской работы из собрания антикваров. Судя по стилю декора их можно отнести к 1860 гг.

В связи с этим возникает вопрос: не является ли форма рукояти кинжала признаком более пригодным для его датировки, чем для атрибутирования?..

 | Содержание номера